BAGEERA (bagee) wrote,
BAGEERA
bagee

"Пасха красная"

После просмотра видео с сайта Оптиной Пустыни, и уж тем более после поездки в оную, мне была интересна книга Нины Павловой «Пасха красная». Помню, как стояла я в часовне Воскресения Христова, где новомучеников могилы, толком не знала о них ничего, поверхностно как-то, из видео. Но стояла в каком-то трепете, чувствуя, что и так многое дерзнула иметь и благодарю Господа за всё данное. Вот так стояла тихонько в часовне, да благодарила новомучеников, что имею честь стоять и с ними рядом, и по земле оптинской ходить, тропами старцев и богомольцев.
Стою и думаю, что ведь просят что-то, когда приезжают: кто здоровья, кто успеха в деле, кто ещё что-то. Мудрствую стою дальше: болезнь нам даётся для очищения души и переосмысления прошлых поступков и ошибок. Счастье себе или ближнему – оно разносторонне в понимании каждого, да и мы в мирное время живём, накормлены – не счастье разве? Успеха в деле или начинании каком-то просить – так это же мелочь, сам помолись и поусердствуй, зачем мучеников просить-то? Стою и дальше думаю: просить за болящих друзей, кто серьезно болен? Так об этом уже только что думала, болезнь во очищение дана, да на путь к Богу. И тем более, как дерзну я, грешница, просить не для себя, а за кого-то? Ведь от этого и возгордишься, мол, смотри какая я, не за себя прошу. Стою, отгоняю мысли все эти, да благодарю новомучеников за то, что могу постоять с их могилками. А потом вглубь себя заглядываю и о прошлой мысли думаю, про гордость да тщеславие своё. Вот чего попрошу: меня, грешницу, на путь истинный направить (как бы ни звучали банально эти слова). Себя прежде всего спасти надо, дух свой укрепить, а потом уже и за ближнего браться.
На том и порешила я с мыслями своими, ушла из часовни, походила по территории монастыря, да под деревом присела на лавочку. И тут накрыло меня ощущением полного погружения в себя: нужный мне источник сил душевных не там ищу, не в тех людях, да и вообще не в людях он. Делами и поступками своими бегу от внутренней пустоты или заполняю её тем, о чём впоследствии сожалею очень сильно. Судить, мудрствовать и рассуждать берусь, да опыта и совета духовного не имею, следовательно и вразумления на все свои мысли. А от самомнения рождается прельщение моё, гордыня да тщеславие. Если кто поверхностно судит обо мне, то чем я от них отличаюсь?
Как в сказках говорится – мысли «в миг весь мир облетят». С такой мощной волной самообличения пришлось столкнуться за пару минут, что внутри ощущение возникло, будто вилкой поковырялись, да наворотили с три короба. И уж подумалось мне, что это меня по моей же просьбе новомученики вразумляют и обличают. И вспомнилась мне весна этого года, и внутреннее ощущение к переменам, и ожидание этих перемен. Да только сейчас явно было, что душа моя говорила мне о переменах внутренних, а я по неразумению своему ждала перемен внешних или каких-то обстоятельных – события, впечатления, люди, опыт.
Вернулась я из своих путешествий, да месяц морально пришлось «отдыхать» от всех впечатлений и ощущений, даже заметки в живой журнал не сразу писала. Позднее почувствовала в себе силы к чтению книги Нины Павловой, да жития святых в аудиокнигах стала слушать. И в этом странном переплетении опытного «водительства» старцев не всё, наверное, было бы понятно и принято от самооправданий, если бы не прочтённый мною в книге дневник отца Василия. Отзывы со стороны – кроткий, смиренный батюшка, сильный духом, безотказный. А в дневнике его читаем колоссальную внутреннюю работу над собой, все его терзания, всю борьбу с помыслами, со страстями, с прельщениями и искушениями. И умереть на Пасху не великая ли милость и богоизбранность человеку?
Мне многие знакомые говорят, а порой и я в самооправдание, что мол-де, куда нам до святых и монахов, они ж святые… А учесть самый факт о том, что когда-то они были людьми и были христианами – об этом мы забываем. И нам оставлено всего лишь 10 заповедей, которые в настоящее время раздулись в гору книг, течений и учений, в кучу авторов, которые всё настолько сильно запутали и исказили, что простые слова нам теперь непонятны.  Да и сами мы привыкли, чтобы всё было вокруг сложно, а порой и сами запутываем ещё сильнее вместо упрощения.
И сейчас, стремительно заглядывая внутрь себя, осознавая ошибки и немощи, бегу без оглядки от тянущего омута. И за мной бегут те, кто или был близок или пытался сблизиться, а я от них, как от раскалённого железа. Они ждут от меня мудрствования, поддержания их доводов, обличения и осуждения недоброжелателей своих, а я понимаю, что даже объяснить им не могу всего внутреннего винегрета и духовной своей шаткости, потому и не могу им дать ожидаемое и привычное. Ровно же как и от них, вернувшись в прошлое, не желаю получать теперь поворот своих дел в те же поступки, о которых сожалею сейчас и раскаиваюсь. Кто-то участливо желает мне помочь и поддержать морально, но как же объясню я все свои обличения и ощущения? Это ведь словами не передаётся. А раскрываться перед людьми во всём этом вовсе не хочется, ибо по природе немощной своей человеческой слабости наши становятся козырями в игре против нас. Искушать мне друзей моих более не хочется, тем более что на память приходят случаи неприятные.
Tags: Личное, Мысли, Новости и достижения, Паломничество, Религиозное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments