BAGEERA (bagee) wrote,
BAGEERA
bagee

О творчестве

В любом из нас найдется частичка чего-то творческого. Тяга к чему-то или же привитая с детства техника очень помогают в жизни. Но мне не посчастливилось провести детство в чем-то творческом. Таланты всячески гасились, попытки возбранялись, а выполненное высмеивалось. Но не смотря на это я карабкаюсь и по сей день. Невзирая на мнение тех, кого не спрашиваю. Наверное, упрямство детское заставляло идти вперед, потому что мне нравилось что-то творить, видеть результат. Началось с простой необходимости сделать будку собаке, чтобы псина летом могла от дождя во дворе спрятаться. Меня на лето увозили в деревню. Там можно было позволить себе всякие «вольности»: ножовка по дереву (в простонародьи «пила», по-деревенски «пЫлка»), всяческие топорики и молоточки, гвозди, рубанки и стаместки. Это позже мне стали известны их названия. Мне нравилось всегда что-то красить, потому что летом в деревнях каждый год подкрашивали дома, окна, заборы, палисадники. Меня всегда тянуло к деревьям. Поэтому нравилось чистить от зарослей место за огородом, колоть дрова, доить коз и полоть мелкие грядки. А еще нравилось летнее чувство свободы, потому что не доставала школа своей учебой, ненормированный день с утра до вечера. Мне нравилось делать что-то по мере необходимости: подбивать дощечками недоделки за взрослыми, отрывать старые доски от забора и что-то мастерить из них. Смешно звучит –отрывать доски от забора… Но именно так, а не иначе. Потому что много материала шло в дело. У меня даже была мечта, что из того маленького дедового домика можно сделать будет великолепную усадьбу, отгородить крепким забором – от глаз любопытных соседей и шастающих кур. А за огородом у нас паслись козлята, прибитые на цепочку и колОк. И там же, за огородом, валялась огромная куча хлама из старых бревен, сухих пней и веток. А рядом в зарослях торчала яблоня. В сентябре с нее падали вкусные яблоки, но добраться до них не представлялось возможным. Зато в уголке, пробрав немного этого мусора, стоял большой мангал. Иногда там можно было жарить сало и яблоки. Я очень люблю вспоминать об этом и ценить те моменты, потому что были они нечасто. Все картинки хранятся в моей памяти, да и к лучшему, что нет фотографий. Потому что обидно осознавать, что вымирает наш хуторок. А когда-то процветал. Один раз в месяц доставалась очередь пасти коров. И пока буренки пасутся, можно было собирать землянику. Сейчас начинаю жалеть о том, что не умею рисовать и нет пространственной ориентации. Странно, но мне больше нравился этот уголок без цивилизации, с чистым воздухом и водой, без коммунальных удобств и горячей воды, с горшком без смыва на улице… Но ни грамма не жалею, что детство мое прошло именно так, как прошло. Потому что тот уголок научил меня пробовать, делать, мастерить, отбивать пальцы, но идти к намеченной цели. Разумеется, сейчас каждый второй скажет, мол, фи, чего там, подумаешь, пилить и гвозди колотить сейчас каждый может. В то время как мои сверстники читали книжки и сидели под теликом бледными городскими поганками, мне доводилось строить будки, лавочки, подбивать стены дощечками, обшивать железом и деревом часть дома, стеклить окна и утеплять двери. Получалось, как получалось. Но даже взрослые дядьки оху… э… замирали, глядя на выполненное и узнав, что это моих рук дело. Мне тогда от силы было 14. Точно уж и не помню. Оставаться было в одиночестве не страшно. Наоборот – никто не мешал. И даже не смущал тот факт, что меня в том старом домике чуть не грохнули. Вот живу еще. А значит это кому-нибудь нужно :)

Голодные кролики научили косить, свежевыложенная газовая голландка - штукатурить, меловые стены – белить (иначе за год пыль собиралась), а наглый сосед-маразматик – защищать свою территорию. Территорию творчества, становления какого-то своего «Я», разгул фантазии. Тогда еще о компьютерах не говорили, а о мобильных телефонах не знали. И не сложись все именно так, как есть сейчас, может меня ждала бы судьба невзрачного маляра-штукатура :)

Мне нравилось рассекать по улицам в дедовых военных кирзачах и отцовском солдатском кителе. Нравилось «тырить» у них инструменты и нравилось наблюдать, как они работают. Еще больше нравилось доделывать брошенное ими и видеть, как они за это злятся. Странное детство. Но оно мне нравится. Преимущественно делалось в деревнях все из дерева, потому что деревьев вокруг было завались. А на бензиновой «циркулярке» бревна распускались на доски. Но хорошие доски шли на что-то полезное или прятались, а мне доставалось то, что найду. Еще мне всегда нравилось выжигать. Пожалуй, это единственное, что в городе позволяло мне работать с деревом. Детские раскраски можно было разрисовывать по своему усмотрению, так а почему нельзя так же поступать и с деревом? И в итоге, помимо выжженного, на свет появлялись персонажи сказок. Как «по квадратикам» перерисовывать, увеличивать или делать копию мне уже тогда рассказали. Понравилось, запомнилось. Дощечки можно было и карандашами разукрасить, и красками. А чтобы краски не стирались – покрыть слоем лака и олифы. Но детские рисунки создавать постоянно не будешь. Им одна дорога – на стенку в деревню. А что оставить в городе? Что-то полезное и нужное. Помнится, как попалась на глаза фанера. Долго мне пришлось корпеть над рисунком. Но еще больше этот рисунок валялся за шкафом без применения. А потом меня осенило: можно же приделать ножки и получить журнальный столик! И вот так, отрывая доски от забора, счесав старую краску рубанком и вырезав какую-то форму этого стола, я на автобусе привожу все доски в город, старой кривой ножовкой срезаю лишнее, выжигателем по контуру делаю рисунок. И получается стол. И понеслось… Приблизительно такая забавная байка могла найтись для любой, мною созданной вещи. С приходом Интернета в мою жизнь стало проще – можно найти и шаблонные решения, и лекала, и проекты, и даже просто красивые фотографии чужих работ. Дальше забавными свои работы не назову, ибо любая деревяшка рассматривалась как что-то «будущее». Преимущественно это полки и столики, реже дверцы куда-то. А дальше – оттачивать мастерство: умение вырезать уголки, подбивать плинтус, стелить линолеум и класть кафель… И действительно, детство мое дало стремление не отмахнуться словами: «Я не умею», а брать и делать. И иногда оказывается, что умею многое, даже не зная об этом.

Вот чего не умею, так это с электричеством общаться – долго отхожу от секунд «общения» с ним. Я все ж Вода по знаку. А значит – токопроводный материал. Пусть работ не много, а фотографии не высокого качества, но все же это хоть какая-то память. Лучше, чем никакой.

Творчество находило выплески в разных областях. В рифмоплетстве, пока компьютера не было. В рисовании, когда появился компьютер. В рисовании на компьютере. А потом в рисовании на компьютерах. В прямом смысле. Особенно нравилось выкручиваться, когда в доме только 1 цвет краски. Тогда в ход шли пищевые красители, стружка от карандашей, чернила авторучек, перьевая тушь, акварельные краски… И все та же любимая с детства эмаль ПФ-115, вонючая как зараза. За вечер ею так «нарисуешься», что потом два дня голова болит.

Понятное дело, что со временем и с модой до нас добрались всякие наборчики – гипсовые магниты, плетение из фольги, восковые фигурки и куча всяческих заморских названий… Магниты вешались на холодильник и раздаривались друзьям, виноградные гроздья из фольги по сей день свисают на кухне из угла, картины из пазлов висят под стеклышками в рамках, пластилиновые фигурки уж не помню где, спичечный дом и колодец уже сожгли, да и перелепили из всевозможных масс для лепок все фигурки, какие смогли.

akvarel
b01
cubecraft
d01
kamni
kar-med
lp01
maika
noj
pingvin
sb01
stol
vandal
vitr-rose

Tags: Личное, Новости и достижения, Персональный сайт, Портфолио, Ремонт, Случаи из жизни, Творчество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments